25 сентября 2017 г.

Публикация подробно

Мир состоит из болванов с экономическими дипломами

                Печать      Добавить в избранное     Отслеживать     Связаться с автором

Опубликовал: invisiblefox   03.06.2016 0:00:00   Просмотров: 2922    6    0  
Теги:
Золото Кризис Инвестиции Выбор Рекомендации
Краткое описание:
   Почему практически все высоко-, низко- и средне- продвинутые экономисты регулярно попадают впросак, выступая в СМИ с прогнозом наступающих событий? Дело ведь явно не в отсутствии или недостатке образования у этих лиц. Не настала ли пора открыто признать, что в «самой Консерватории» что-то не так? Что экономика как наука еще не состоялась? А тот стихийно сложившийся набор разрозненных фактов, закономерностей и предрассудков, который принято считать современным экономическим образованием, на поверку таковым не является? Из чего, собственно, и проистекают неудачи экономистов, да и не только их.

Мир состоит из болванов с экономическими дипломами



 


Внук: бабушка, а кем был Карл Маркс?
Бабушка: ну, Карл Маркс был экономистом.
Внук (радостно): прямо как наш дедушка?
Бабушка (снисходительно): что ты, Изя,
наш дедушка был старшим экономистом!
(политический анекдот времен СССР)

 

     Как доказывает практика, мозг хорошо развитый стоит всегда больше, чем мозг хорошо наполненный. Так как обеспечивает своему владельцу гораздо лучшую выживаемость в постоянно меняющихся обстоятельствах. Я помню, как в первой половине 90-х целые отделы банков да и не только их поголовно состояли из физиков-математиков-инженеров. Поскольку последние оказывались куда более успешны в практических вопросах, нежели профессиональные экономисты.

     Затем, конечно, экономика стабилизировалась, и «дипломированные профессионалы» постепенно выжили с ключевых постов своих «естественнонаучных конкурентов». Но только до первого глобального катаклизма. Парадокс: отсутствие профильного экономического образования в условиях большой неопределенности приносило больше пользы, чем его наличие. Конечно, с поправкой на то, что альтернативой являлось фундаментальное образование в естественных областях, а не отсутствие образования вообще.

     Почему такой парадокс имеет место быть, понятно: для людей по-настоящему образованных нет большого секрета в том, что современная экономика полноценной наукой пока что не является. Нельзя считать полноценным образованием тот набор слабо упорядоченных сведений, который преподносят студентам в большинстве экономических вузов. Об этом не принято широко говорить, но данный факт, хотя и сквозь зубы, признают даже гуманитарии. Дело не в экономике как таковой, аналогичный упрек справедлив в отношении и других гуманитарных наук, начиная с психологии. Только поэтому люди с хорошим образованием в других областях успешно решают прикладные экономические задачи, в то время как профессиональные экономисты похвастаться такой эффективностью не могут.

     Справедливости ради нужно отметить, что ущербность экономики как науки – не столько причина, сколько следствие. Следствие других, более глубинных причин и процессов, системно ограничивающих развитие экономики как науки. Последовательному изучению этих причин посвящена данная статья.

 

Что такое наука вообще и в чем ее польза для человечества.

 

     Поскольку статья рассчитана на читателей без экономического образования, необходимо сказать пару слов о том, что такое наука вообще.

 

 

 

     Как определяет науку, ну, хотя бы Википедия - источник наиболее привычный для тех, кто с понятием науки в повседневной деятельности не сталкивается:

 

Наука — это область человеческой деятельности, направленная на выработку и систематизацию объективных знаний о действительности. Основой этой деятельности является сбор фактов, их постоянное обновление и систематизация, критический анализ и, на этой основе, синтез новых знаний или обобщений, которые не только описывают наблюдаемые природные или общественные явления, но и позволяют построить причинно-следственные связи с конечной целью прогнозирования. Те теории и гипотезы, которые подтверждаются фактами или опытами, формулируются в виде законов природы или общества.

 

     То есть, конечная цель науки – это успешное прогнозирование. Есть успех в прогнозировании – есть наука. Нет успеха – нет науки. Можно сколько угодно накапливать и систематизировать факты, проводить исследования, награждать друг друга учеными степенями, но если в конечном итоге прогноз не сбывается, то это не наука. Каким бы пиаром сам прогноз ни сопровождался. Понятно, что успешное прогнозирование – далеко не единственный атрибут «полноценной» науки, но в рамках данной статьи остальные атрибуты можно не рассматривать.

     Дальше «наука вообще» разделяется на науки по областям – физику, химию, экономику и т.д. Каждая из которых действует строго в рамках отведенной ей области. То есть, имеет свою не пересекающуюся с другими науками область (или предмет) исследования – это очень важный момент. Физика изучает законы существования материи, её структуру и движение. Химия – вещества и их превращения, приводящие к изменению состава. И т.д.

 

Экономика как наука.

 

     А вот с экономикой проблема. По факту экономика не имеет объекта исследования. Все современные ученые от экономической науки, невзирая на прилагаемые ими титанические усилия, так и не могут внятно сформулировать, что же именно должна изучать экономика. Этот факт отражен даже в Википедии – определение экономики там, конечно, присутствует, но состоит из крайне невнятной формулировки про «исследование совокупности отношений». Для тех, кто способен думать самостоятельно, очевидно, что совокупность не может быть объектом научного исследования. Объектом могут быть «просто отношения» – безо всякой «совокупности», да вот только беда – единственной теорией, ставящей во главу экономики отношения между группами людей, является низвергнутый ныне марксизм. Впрочем, на практике реальная экономика никакими отношениями и не думает заниматься. Все конечные экономические исследования, так или иначе, концентрируются на решении одной-единственной практической задачи – нахождении и усовершенствовании методов максимизации прибыли. Дефектность здесь в том, что прибыль не может быть объектом исследования для целой науки. Это абсурд. Все равно как предметом химии объявить изготовление наркотиков. А физику ограничить исследованием литиевых аккумуляторов.

 

 

 

     И вот получается, что экономика как наука формально существует, звания и премии раздаются, а полноценного объекта научного исследования у нее нет. Хотя прогностическую функцию требуют «как со взрослой». Но откуда этой функции взяться? Прогноз можно строить только на основе накопленных знаний. Знания появляются как обобщение результатов проведенных исследований. По возможности максимально обширных. А для проведения исследований нужна четкая постановка задачи. Твердое понимание того, что именно и с какой целью требуется изучать. Но поскольку полноценный объект для изучения отсутствует (прибыль – лишь микроскопическая его часть), то и пониманию (т.е. постановке задачи) взяться неоткуда. Это азы. Без нормального предмета научного исследования цепочка «Формулирование целей – Постановка задач – Проведение исследований – Накопление знаний – Построение прогноза» просто не возникнет. Посему прогнозу как конечному результату родиться будет не из чего.

     Теперь становится понятно, почему все ведущие экономисты мира, начиная с глав ФРС, регулярно садятся в лужу? Они бы и рады не озвучивать глупости вслух, да не могут. Положение обязывает. Нельзя же признаться на весь мир, что король-то голый. Поэтому все, что им остается – импровизировать «методом научного тыка». Эффективность низкая, но все же лучше, чем ничего.

     Какой может быть выход из сложившегося положения: только один – открыто признать, что современная экономика как наука все еще не сложилась. Как не сложились психология, социология и даже, о ужас, философия. А единственная посильная задача, которую экономика худо-бедно решает на практике – это задача личного обогащения носителей экономического образования. Понятно, что такая задача с наукой никак не пересекается, но других вариантов нет.

 

Главная проблема экономики

 

     Впрочем, как уже упоминалось выше, отсутствие научного подхода в экономике – не самостоятельное явление, а следствие более глубоких и публично не афишируемых причин, которые тормозят ее развитие. И о которых современные экономисты (из тех, кто действительно разбирается в данном вопросе) говорить крайне не любят.

     Что это за причины? Для лучшего понимания проведем аналогию с медициной, поскольку медицина в своей эволюции продвинулась намного больше экономики. Как происходило развитие медицины? Все, что мы привыкли считать медициной сегодня – это результат от силы последних нескольких десятков лет. А до этого в течение многих веков медицина представляла собой весьма неоднородный конгломерат отдельных физических лиц, которые руководствовались в своей врачебной практике не столько знаниями, полученными в университете, сколько собственными представлениями и заблуждениями. И много веков такая ситуация считалась абсолютно нормальной. Достаточно вспомнить, что универсальным методом лечения большинства болезней считалось кровопускание – попутно такое лечение стимулировало естественный отбор, избавляя врачей от плохо приспособленных к медицине тех лет пациентов.

 

 

 

      При этом негласной, но обязательной целью существования медицины считалось обогащение каждого отдельно взятого врача. Небольшой процент существовавших врачей-бессеребренников только подтверждал это правило. Ну как, аналогия с экономикой еще не начала прослеживаться?

     Изменения произошли лишь с появлением научно-технического прогресса, который снабдил медицину множеством средств объективного контроля, и бурным развитием смежных наук, таких как физиология, анатомия, биохимия. А также с внедрением в повседневную практику объективных методов оценки результатов (мед.статистики). С последующей выработкой стандартов, обязательных к применению всеми врачами. Это позволило в короткие сроки очистить медицину от вольных и невольных шарлатанов, коими она была переполнена все Средневековье.

     Сегодня точно такая же ситуация сложилась в экономике. Так как проведение контрольных экспериментов (особенно в макроэкономике) невозможно, то сегодняшняя экономика, равно как и другие гуманитарные науки, переполнена людьми, успешно на ней паразитирующими. Отсутствие объективного контроля открывает им широчайшие возможности для процветания. Подобно средневековым врачам, эти люди кровно заинтересованы в максимальном замораживании сложившегося положения. Поскольку превращение экономики в полноценную науку оставит их без средств к существованию. Сами методы торможения секретом не являются. В отличие от естественных наук в гуманитарных научные истины устанавливаются путем достижения консенсуса между учеными. Грубо говоря, голосованием. И пока в экономике не появятся механизмы выбраковки шарлатанов, последние почти всегда будут иметь квалифицированное большинство. А вместе с этим будут неизбежно господствовать самые абсурдные теории, приводящие к крайне тяжелым последствиям на практике. Геморрой, как известно, долгое время лечили прижиганием раскаленной кочергой – это считалось медицинским стандартом. Способы, которыми сегодня решаются многие макроэкономические проблемы, по уровню «научной компетентности» отличаются от приведенного примера не так уж сильно. Разве что «прижигают» не отдельно взятого больного, а все население разом. Данную статью с равной степенью справедливости можно было бы озаглавить «Мир состоит из подонков с экономическими дипломами», но, да ладно.

 

 

 

      Плюс еще один крайне негативный нюанс. Помимо армии «экономических подонков» существует влиятельная прослойка олигархов. Формально к науке отношения не имеющих, но накопивших достаточный капитал, чтобы манипулировать мировой экономикой в целом. И они ничуть не менее шарлатанов заинтересованы в замораживании экономики как науки. Только если главным источником дохода шарлатанов является эксплуатация занимаемых ими должностей, то мировая олигархия извлекает прибыль из искусственно или естественно складывающихся диспропорций в мировой экономике. Что является основой для появления и развития диспропорций (об этом даже в учебниках пишут) во все времена – исключительно некомпетентность большинства участников протекающих экономических процессов. Поэтому эффективная экономическая наука, позволяющая на самом деле предсказывать и управлять глобальными экономическими процессами, крупному капиталу крайне противопоказана. Физика, химия, математика, биология – полезны, так как производят новые технологии, сулящие прибыль, а экономика, психология и социология – вредны. Причем вредны настолько, что упомянутый капитал готов вкладывать в псевдо-развитие экономической науки какие угодно средства, лишь бы та на самом деле ни в коем случае не развилась. Частично этот аспект затрагивался в статье «Голландская болезнь американской экономики».

     Сегодня, даже кристально честный человек, получив экономическое образование, обнаруживает себя вынужденным следовать чужим правилам игры. Которые в обязательном порядке включают в себя негласный запрет на проведение исследований и устранение глобальных недостатков экономики как науки. Либо он активно одобряет «линию партии», либо вылетает из профессии и идет подметать улицы или на завод чернорабочим. Локальные недостатки экономических теорий разрешается исследовать и исправлять сколько угодно – они все равно ни на что не повлияют, и потому щедро финансируются. Но вот все остальное – табу. Простейший пример: относительно недавняя Нобелевская премия по экономике была присуждена за доказательство ошибочности теории эффективного рынка. Очевиднейшая для любого физика или математика вещь – мир есть пирамида, на вершине которой находятся несколько десятков семейств, реально влияющих на мировую экономику. Эти семейства опираются на миллионы оплачиваемых ими «дипломированных специалистов», обеспечивающих распространение и поддержание заведомо ложных экономических теорий. Теории в свою очередь задают правила игры, гарантирующие переток произведенной добавленной стоимости с нижних уровней пирамиды на верхний. А в самом низу пирамиды – все остальное население. Вынужденное следовать спущенным сверху правилам независимо от своего желания, единственная разрешенная им функция – производство добавленной стоимости без возможности ее сохранить. Теперь ответим на вопрос: при таких условиях о каком эффективном рынке может идти речь? Эффективный рынок предполагает равную информированность и равную компетентность всех участников. На деле же имеются миллиарды ничего не понимающих болванов, руководимых миллионами подонков – не вызывает сомнения, что первые по определению не смогут принимать быстрых и эффективных решений. Поэтому рынок заведомо будет реагировать с огромным запозданием. Что в свою очередь приведет к возникновению множества колебательных процессов, которые рано или поздно войдут в резонанс и к которым просто математически неграмотно применять методы мат.статистики. Студентам за такие вещи ставят двойки и отправляют набираться ума в армию.

     А в экономике дают Нобелевку. Формально за доказательство превышения амплитуды реальной волатильности над ее статистически ожидаемым значением, но реально за эффективное запутывание предмета.

 

 

 

     Что же делать тем, кто понял хотя бы часть из вышенаписанного? Например, помнить о присущих экономике ограничениях и больше доверять собственной логике, чем чужим мнениям. Не впадать в крайность, считая, что вся экономика ложна – та ее часть, которая описывает деятельность отдельно взятых предприятий, вполне себе работоспособна. Даже многие закономерности, относящиеся к макроэкономике, верны. Но обязательно нужно понимать, что наряду с правильными вещами экономическая теория содержит большое число «закладок», которые не позволяют ей правильно развиваться. Важно эти закладки уметь распознавать и нейтрализовывать. То есть, опять же, пользоваться собственной головой, а не полагаться на чужие мнения.

     Для тех, кто сочтет данный совет троллингом, небольшое проверочное упражнение.

     Пока был жив СССР, всех школьников при вступлении в комсомол заставляли учить речь Ленина на 3-м съезде ВЛКСМ. Речь была длинной, непонятной и не имеющей ничего общего с реальной жизнью. Ни один нормальный школьник запомнить ее, естественно, не мог. Основной тезис речи – «Учиться коммунизму» воспринимался как издевательство. К пятнадцати годам все школьники были приучены изучать конкретные вещи – физику, химию, математику и т.д. Коммунизм же был чем-то вроде «сепулек и сепулькариев» – некоей «вещью в себе» с никому неизвестными свойствами, к тому же не имеющим никакой связи с реальной жизнью. Но по неизвестной причине всех заставляли к коммунизму стремиться.

     А теперь внимание. Проведем интервенцию, и дадим собственное определение коммунизму: «Коммунизм есть мир без болванов». Все прочие атрибуты коммунизма, не вытекающие или противоречащие этому определению, отбросим. Общественная собственность на средства производства, в свете вышесказанного неожиданно оказывается вовсе не обязательным условием наступления коммунизма. Диктатура пролетариата – тоже (хотя на самом деле большой вопрос, кого по нынешним временам следует считать пролетариатом). Власть коммунистической партии – тем более. Что остается из ключевых моментов – невозможность эксплуатации человека человеком? А вот это как раз вытекает из данного определения. Как было показано выше, существующее в мире положение вещей поддерживается исключительно за счет существования миллиардов болванов, находящихся в основании пищевой пирамиды. Стоит хотя бы половине из них перестать быть болванами – то есть, поумнеть и не позволять себя грабить, как вся пирамида моментально рассыплется. Добавленная стоимость перестанет перетекать наверх, оставаясь в распоряжении тех, кто ее произвел. А какой окажется при этом форма собственности на средства производства – частной или общественной, и какой будет форма управления государством – демократией или диктатурой, дело десятое. Поэтому ленинский призыв «Учиться коммунизму» в переводе на нормальный русский язык звучит как «перестать быть болванами в угоду мировой буржуазии». Кроме «оскорбления чувств болванов» ничего криминального и непонятного в нем нет.

     Контрольный вопрос на усвоение материала: ну так как, еще не почувствовали в себе желания встать в ряды верных ленинцев? Не пришло еще осознание того, что с трактовкой коммунизма вам всю жизнь морочили голову? Попробуйте честно ответить на этот вопрос хотя бы для себя самого.

     К слову, при таком подходе становится хорошо видно, что те, кто сегодня называет себя коммунистами, в большинстве своем ими не являются. Снова зададим контрольный вопрос: может ли цирковая обезьяна стать коммунистом? Устав КПСС говорит однозначное да: «членом КПСС может быть любой гражданин Советского Союза, признающий Программу и Устав партии, активно участвующий в строительстве коммунизма, работающий в одной из партийных организаций, выполняющий решения партии и уплачивающий членские взносы». То есть, если перевести это на обычный человеческий язык, то достаточно выходить каждый вечер на арену (партсобрание), произносить заученные фразы и, не рассуждая, выполнять распоряжения дрессировщика (парторга). Этого достаточно для того, чтобы стать коммунистом. Понимать содержание произносимых слов и совершаемых действий от коммуниста обезьяны не требуется. Примеров вокруг предостаточно.

     Вот в экономике все то же самое.

     Как и в случае с КПСС, низ пирамиды состоит из т.н. «честных коммунистов» – на уровне отдельных компаний большинство состоит из вполне здравомыслящих людей, которые не заморачиваются макроэкономическим проблемами, а решают свои сугубо прагматические задачи. Часть из них имеет экономическое образование и по мере сил применяет его в повседневной деятельности. Правда, характерный момент: когда образование начинает противоречить здравому смыслу, то его просто отодвигают в сторону. Это на нижнем уровне. А на верхнем? На верхнем же живут большие проблемы. Подобно почившей в бозе коммунистической номенклатуре современные макроэкономисты вместо реального мира предпочитают иметь дело только со своими представлениями о реальном мире. Стоит им сделать хотя бы «шаг к реальности», как становится очевидной неадекватность их представлений, а это вещь очень опасная, поскольку так и до выпадения из Системы недалеко.

     Вообще аналогия между покойной КПСС и современными экономистами оправдывается более чем. В советское время каждый студент, начиная с первого курса, твердо знал, что если он будет учиться хорошо, то станет квалифицированным специалистом. А если будет учиться плохо, то сделает партийную карьеру. Партноменклатура КПСС очень охотно рекрутировала тех, кто был от природы туповат, но зато компенсировал свою неполноценность исполнительностью.

 

 

 

      Не случайно требование учить речь Ленина распространилось по всему Союзу. Это был первый тест на конформизм. Отличник мог весь этот бред и послать – он знал, что будущая профессия всегда его прокормит, а вот троечнику деваться было некуда. Последний, что называется, охотно «шел по партийной линии», за что по окончании института получал привилегию не работать на производстве, но получать выше среднего. «Мы не сеем, не пашем, не строим, мы гордимся общественным строем» – Рязановские стихи отлично передают  всю суть партноменклатуры.

     Сегодня, если Вы хотите сделать карьеру экономиста, то оказываетесь в схожей ситуации: либо Вы активно проповедуете господствующую точку зрения вне зависимости от Вашего мнения о ней, либо ваша карьера заканчивается, не начавшись. Это же применимо ко многим другим гуманитарным наукам. В физике-химии-биологии наибольшее признание получают ученые, «потрясшие» самые основы этих наук, а в экономике поощряются лишь косметические изменения, и больше других ценятся специалисты, способные следовать «линии партии» без излишних рассуждений. «Потрясатели основ» в лучшем случае подвергаются научному остракизму.

 

 

 

      Поэтому, как и в случае с партноменклатурой, нынешняя экономика активно впитывает в себя людей беспринципных и умственно ограниченных. Что сегодня демонстрируют ведущие мировые макроэкономисты – полнейшую интеллектуальную беспомощность. Они с удовольствием рассуждают на экономические темы, дают прогнозы будущих событий, но как только дело доходит до сопоставления их прогнозов с фактическими результатами, моментально садятся в лужу. Неудачи прошлых прогнозов моментально затушевываются пиаром новых.

 

Бандерлоги не имеют своего наречия, они пользуются украденными словами, которые подслушивают у других… У них нет памяти. Они хвастаются, болтают, уверяют, будто они великий народ, готовый совершать великие дела, но как только падает орех, им делается смешно, и они всё забывают.

 

     Вот поэтому совет помнить о присущих экономике ограничениях и больше доверять собственной логике вместо чужих мнений, как нельзя более актуален. Научиться отделять людей от говорящих из телевизора обезьян и выработать навык их игнорирования – один из немногих настоящих шагов, доступных современному человеку.

     Без него вы так и продолжите жить жертвой в глобальной пищевой цепочке. Нужно смотреть правде в глаза: сегодня никому не по силам уклониться от участия в конвейере производства мировой добавленной стоимости, и мало кто способен видеть свое реальное положение в мире. Свиньи, живущие на свиноферме, не могут осознавать истинный смысл и цель своего существования. Хотя сам смысл от этого не перестает существовать. А если вдруг какая-то из хрюшек неожиданно достигнет «просветления», то открывшаяся ей картина покажется настолько ужасной и безысходной, что бедная хрюша постарается поскорее о ней забыть. Требуется просто титаническая сила воли, чтобы в таких условиях сохранять адекватность восприятия. Хотя с другой стороны затраченные усилия не останутся без награды: как уже упоминалось, адекватность восприятия – это наиболее короткий путь из низов пирамиды на самый ее верх, минуя середину. В той или иной форме почти каждый миллиардер в первом поколении по этому пути проходил. Сложно, но все отдельные шаги по силам нормальному человеку. Как писал Клаузевиц – «Военное дело просто и вполне доступно здравому уму человека. Но воевать сложно».

     Удачи, хрю-хрю.

 

 

PS Лучший комментарий к данной статье из обсуждений на других сайтах 

 



Оценили: 0   Средняя оценка:      Оценивать статьи могут только зарегистрированные пользователи.
Список комментариев:


  Нет записей. 
Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.


Страна: United States
Штат/область: Alabama
Linkman: InvisibleFox

Если Вы хотите сохранить/скопировать эту статью

     Для того, чтобы сохранить статью себе на диск, и/или получить ее исходный код для размещения на стороннем сайте, перейдите на вкладку "Связанные файлы" чуть ниже аннотации (см.скриншоты) и нажмите на гиперссылку для скачивания.